Новости

Новости

30.01.2014

Владимир Туровский: "В войну все резко повзрослели"

В конце января российский народ отметил памятную дату – День полного освобождения советскими войсками города Ленинграда от блокады его немецко-фашистскими войсками. 

872 дня с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944года войска Ленинградского фронта и жители самоотверженно защищали свой город, несмотря на постоянные бомбежки, голод, холод, скорбь. Часть жителей была эвакуирована, в первую очередь - дети. Впоследствии жизнь разбросала их по всей большой стране. Тот, кто дожил до наших дней, является живым свидетелем того страшного времени, связующим звеном между прошлым и будущим, между поколениями XX и XI веков. У каждого из них по-своему сложилась судьба, но все они – дети блокадного Ленинграда.  

Память 

Владимира Ильича Туровского судьба привела в Ульяновск не сразу, а в 1961 году после окончания йошкар-олинского Поволжского лесотехнического института. Его юность прошла на Украине. А родился Владимир Туровский в 1938 году в городе Сестрорецке Ленинградской области. Практически сразу после его рождения семья переехала в Ленинград. Отец, Илья Соломонович, прошел финскую войну. В первые дни Великой Отечественной он ушел на фронт и вскоре погиб. У Владимира Туровского не осталось ни одной фотографии отца. Известно только, что он был детдомовец, и никого из родных у него не было. Образ отца сохранился в памяти туманно, ведь маленькому Володе тогда было всего 3 года.

 «Недавно по интернету моя дочь Люда нашла Книгу памяти «Блокада. 1941-1944. Ленинград», - вспоминает Владимир Туровский. - В ней упомянуты: отец - «погиб, захоронение не известно», дед, две моих тетки – две маминых сестры…». В памяти маленького Володи остались картинки из «блокадного» детства: как умирал дед, как плакала мама, как семьей прятались в бомбоубежище… На протяжении всей жизни он так и не смог подробно расспросить маму о том времени – она всякий раз начинала плакать, стоило только упомянуть о блокаде. Он не хотел ее лишний раз тревожить.

«В Ленинграде мы жили на улице Егорова, дом 26Б в Адмиралтейском районе, - вспоминает Владимир Туровский. – Вот недавно внук приезжал, смотрели в интернете панораму Питера (Ленинграда). Нашли этот дом. Мне не довелось увидеть его раньше, хотя в молодости я был в Ленинграде. Когда сестра поступала учиться в институт, я был у нее проездом - ехал на практику и навестил ее. Тогда мы с ней много по городу гуляли, вспоминали; все театры, музеи были наши… А вот до бывшего дома не дошли, да и не знали мы толком, где он. Потом уже супруга отправила запрос в собес о подтверждении моего статуса «блокадника». Оттуда мне прислали справку о месте проживания в Ленинграде с подробным адресом.

 «Как-то я, уже достаточно солидный человек, проработавший много лет в экспедиции, пришел вечером с работы - дома никого нет. Включил телевизор,а там как раз шла передача и показывали кадры из блокадного Ленинграда. И я заметил, что у меня, уже взрослого человека, потекли слезы. Я раньше никогда не плакал, а тут что-то подступило… Подспудное воспоминание сыграло роль». 

Голод 

Из блокадного Ленинграда что ярче всего запомнилось? – переспрашивает Владимир Туровский. И после долго молчания продолжает. - Помню, зазвучал сигнал тревоги. Нас, маленьких совсем,схватили за руки и потащили в бомбоубежище. Там стояли люди в черных комбинезонах, с противогазами. Скамейки, вода... Чувство постоянного голода. Есть хочется, а - нечего… Около каких-то кухонь картофельные очистки собирали, для нас как деликатес был. Страшный голод. Старшая сестра вспоминает:«Ты сидишь и орешь: «Никто так есть не хочет, как я!». Все окна в домах заклеены полосками бумаги. Очень холодно было… Помню, дед лежит, он уже умирал. Мама отдает ему какую-то заначку, а он, видимо чувствуя, что ему недолго осталось, просит отдать внуку… Такие отрывочные воспоминания, не более. Хорошего нет ничего. Поэтому я и маму не тревожил своими расспросами, она очень остро на них реагировала. 

В июле 1942 года мать вывезла нас из города. Нам удалось уехать на поезде, образовалось «окно, и пустили несколько поездов с детьми. В эвакуацию планировали уехать к маминой младшей сестре, которая жилагде-то на Урале. Но поезд пошел не на восток,а на юг, сначала на Кубань, а затем – в Азербайджан.Уже там мама заболела малярией и ее увезли в больницу. Я, четырехлетний, остался на попечении своей восьмилетней сестры. 

В результате долгих скитаний, в 1944-м мы осели на Украине. Произошло это так: на одной из станций, когда мы из Азербайджана возвращались в Ленинград, мою маму назвали «бабкой» и предложили купить ведро картошки. Наверное, она обиделась, потому что молодая еще была. Просто так выглядела от горя и скитаний. Картошку купили, сварили, наелись досыта и тогда мама сказала: «Всё. Больше я никуда не поеду». Так мы там и осели. Потом мама нашла работу. 

Я и мои сестры выросли на Украине. Конечно, уже после войны можно было вернуться в родной Ленинград, в свою квартиру. Но, видно, моим родным это было слишком тяжело. Мама впоследствии переживала, что возможно она нас в чем-то обделила, отказавшись вернуться? Ведь Ленинград есть Ленинград. Но мы благодарны ей за все то, что она для нас сделала - спасла, вытащила из этого страшного кольца блокады. 

Жизнь 

Семья Туровских встретила Победу на Украине. В послевоенные годы необходимо было восстанавливать народное хозяйство. И по окончании школы Владимир Ильич пошел работать на завод, мечтал применить свои молодые силы на стройке. Но мать настояла на продолжении учебы.

 Уступив настоянию матери, Владимир поступил и успешно закончил Поволжский лесотехнический институт в Йошкар-Оле. Затем по распределению приехал в Ульяновскую область, в которой ранее проходил производственную практику. Здесь он встретил свою любовь - супругу Лидию Ивановну, с которой прожил 50 лет. Кстати, удивительно, но именно Ульяновск соединил их, хотя оба они учились в одно и то же время в одном лесотехническом институте, жили в одном общежитии, но до этого не были знакомы. 

Сейчас у Туровского двое взрослых детей и двое внуков. Владимир Ильич является заслуженным работником лесного хозяйства Ульяновской области, посвятил лесу более 40 лет своей жизни. Работая в Лесоустроительной экспедиции, много ездил по России. Считает, что практический опыт дал многое для становления его как специалиста лесного хозяйства. Имеет знаки отличия «За долголетнюю безупречную службу в государственной лесной охране РФ». Пользуется уважением среди коллег прошлых и нынешних. И очень редко вспоминает те тяжелые блокадные дни. 

«Человек - любой - должен взрослеть постепенно, - уверен Владимир Ильич. – А тут как-то сразу все повзрослели…Потом детство возвращается. Я сейчас пришел к этому выводу. Может быть, действительно, по причине войны скачок в мироощущении произошел? У нас ведь так и не было детства, как такового…». 


По материалам газеты "Дыхание земли", 29.01.2014.

Возврат к списку

Реестр лицензий: Ульяновская область










Территориальная схема обращения с отходами   пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ 415-пїЅпїЅ

Областной конкурс профессионального мастерства «Лучший вальщик леса 2016»

Видео

Завершение слета школьных лесничеств" ГТРК "Волга Завершение слета школьных лесничеств" ГТРК "Волга

По Вашему мнению, уровень коррупции в нашей стране за последний год: